Частные обьявления Gloker.org » Статьи

Добро пожаловать Guest

Поиск:

Кредит наличными

Открыть PDF | Просмотр для Печати
by: Ramon
Просмотров: 3
Кол-во слов: 234
Дата: 20.01.19 Time: 22:37
Коммментариев: 0.

Камера Дависа Симаниса мягко скользит по поверхности нашего воображения, она «проходит сквозь» дверь каждого покинутого дома, как призрак Фотографа, словно вымаливая прощение за ложь и нерешительность; оказывается, совесть еще живет и после смерти, она заставляет ответить живым: почему ты (я, он и так далее) так поступили? Камера движется и фиксирует, ее угол зрения нейтрален, как заданный нам вопрос: почему? Разве безответственность моральна? Этот вопрос могла бы задать и лягушка, которую убивает Фотограф, если бы говорила на понятном человеку языке. Если вам нужен кредит наличными без справок и поручителей, то вы можете обращаться к нам. В фильме много бессловесных «существ»: дерево, с которым разговаривает Карлис, пузатые тыквы в углу у печки, когда Юдите и Карлис соблазняют друг друга, их чувственные рты тоже немые, роскошная бутафория для нужд искусства — убитая дикая свинья с клыками кабана, кладбище азалий в теплице юдитиного мужа, видеомагнитофон, предлагающий Карлису в новогоднюю ночь суррогаты секса. И живущая в доме юдитиного мужа (в доме Юдите!) женщина (Элла Беделе), эта покорная шпионка, способная издавать лишь неартикулированные звуки. Но все ли немые также и слепы? Слеп ли Сосед (Карлис Памше), который следит за каждым, кто появляется в Большом Сером доме, где существуют Карлис, Фотограф и Паула? Когда совершается преступление, влекущее за собой статью Уголовного кодекса, вновь появляется озабоченный молодой человек «из начала фильма». Следователь (Саулюс Баландис). Что он здесь ищет? Убийцу кого? Фотографа? Карлиса? Юдите? Ее мужа? Тети Паулы? Кто же из них, в сущности, мертвец?


Почему он ходит по улицам, по лестницам, коридорам, чердакам, словно в сомнамбулическом сне, что он хочет найти? Я не знаю, камера вопрошает. Но и за следователем кто-то следит (этот прием в фильме используется неоднократно). Кто-то. Кто же? Шаги Следователя отдаются в тишине, почти в бесконечности. Куда они ведут? Теперь, после фильма Тенгиза Абуладзе «Покаяние», — мы «осмеливаемся» спросить: в святилище? В храм веры? Но где возведен он для героев фильма Арвидса Криевса?
Также мы предложим вам кредит под залог квартиры срочно.

Несколько двусмысленно, конечно, что душеспасительная роль в фильме отведена следователю по уголовным делам. Но именно он, чей сверлящий взгляд как бы обрекает и чье присутствие вызывает чуть ли не универсальное чувство ответственности, заставляет поверить в возможность некоего высшего морального критерия и в этом мире. Принципиально важно, что все герои фильма постоянно друг перед другом оправдываются (то словом, то взглядом). За исключением двух. Карлиса и Следователя. Меня, правда, не совсем убеждают их попытки наладить взаимопонимание (просто потому, что в фильме слишком мало места отведено «соприкосновению» этих двух служивших в Афганистане парней). Но ориентация авторов ясна: сильный тот, кто сохраняет достоинство, даже терпя поражение. Как Следователь. И в своей «прежней биографии», и выполняя свои дальнейшие функции по ходу фильма, — ясно же, что юридическая свобода, которую он «дарует» Карлису, не гарантирует свободу личности. Для такого, как Карлис.


Поэтому может показаться излишне патетичным и финал фильма — подъем на башню. Здесь многозначительность угрожает превратиться в банальность, по завершении подъема может последовать как полет, так и падение. Колокол и земля. Пробуждение и смерть. Что выберет Карлис, с трудом добравшись до колокола? Первый путь мне представляется утопией, второй — бессмысленной реальностью.


И все же кажется, что и для Карлиса, каким мы видим его в талантливом исполнении Алвиса Херманиса, любая реальность становится более приемлемой, чем тот мир манекенов, который он до сих пор пытался создать в своих видениях. (Впечатление меткости и «нетехничности» оставляют двойные экспозиции Дависа Симаниса). Парадоксально, но весь, на первый взгляд сложный, мучительный и искусственный мир иллюзий, в плену которого находятся герои фильма, рушится при столкновении с такими же «искусственными» в наши дни этическими категориями, как долг и ответственность. «Не убий. Не укради» — это не мораль фильма, не указующий перст, высунувшийся из «Фотографии...» В экранной жизни не проводится проверка на жизнеспособность заповедей. Нейтральность повествования в фильме скорее свидетельствует о нежелании авторов вершить высочайший суд, навешивать бирки, раздавать медали. Сдается, для них важнее презумпция невиновности. Ибо там, на экране, ведь и так идет суд. Который завершается высшей мерой наказания — одиночеством.

Об авторе:

Ramon


Рейтинг: Еще нет оценки